KINOBOX.RU
Фильмы на языке оригинала с русскими субтитрами
Поиск Поиск
корзина оформить
Меню
Информация
    Главная
    Каталог по жанрам
    Статьи
    Субтитры
    Оплата и доставка
    Вопросы и ответы
    Авторское право
    Партнерам
Каталог фильмов
    На английском языке
    На итальянском языке
    На немецком языке
    На французском языке
    На испанском языке
    На китайском языке
    На корейском языке
    На югославском языке
    DivX (MPEG4) на DVD
    На японском языке
    На польском языке
    Аудиокниги
    На иврите
    Сериалы
Скачать
    Плееры
    Кодеки
    Полный каталог(zip)
Ваша корзина
    Управление корзиной
    Оформить заказ





 
Наука и образование

Художественная литература

Орешник и ольха росли здесь не так густо, но все же уцелели и образовали что-то вроде неплотного, с просветами, забора, — он ограждал тропу тонкой, хрупкой, колышущейся цепочкой, кое-где ее звенья рассекла острым жалом коса, а местами оборвала, внезапно и мощно взметнувшись поперек, низко растущая ветвь бука или граба.

Солнце ласкало вершины деревьев и, словно нескромный друг, прокрадывалось в глубь высоких зарослей, стараясь проникнуть в их семейные секреты — там и сям оно пускало, как стрелы, пытливые лучи, и они пробирались меж ближних, не столь густо покрытых листвою веток и распластывались на земле или вновь от нее отражались; но порою какой-нибудь дуб-испо лин, один из тех ветеранов, что в ответе за судьбы леса, вскидывал могучую косматую ветвь, будто высылал под самое небо часового, и целомудренной ладонью заслонял сверху от нескромных взоров нечаянную наготу, заботливо охраняя сокровенные лесные тайны.

Когда он отправлялся в путь, на тропинке все было тихо, а теперь тишина ожила: у подножия огромного дуба вдруг засвистал дрозд. Дрозд в неизменном безупречном фраке — строгий распорядитель на весенних концертах, но что понадобилось ему в такой неурочный час? Обычно он свищет на заре или в вечерних сумерках, размеренным щелканьем передает другим птицам пароль и отзыв на ночь. Странно, почему он подал голос не вовремя! Надо взглянуть, в чем дедо. И Вояка заторопился. Он низко опустил голову, точно пострел-мальчишка, что прикинулся скромником, и порывисто наклонялся то вправо, то влево, вперед, вбок, высматривая за шелковой завесой листвы, меж бесчисленных зеленых складок, свистуна в желтых сапожках, который окликал своих собратьев.

Бот Вояка примостился пониже на гибкой ветви, живо наклонился, зорким глазом оглядел пустоту — как странно, ничего не видать, ничего больше ве слышно' И вдруг под дерево, на котором он сидел, кинулся огромный рыжий пес: задрал морду, яростно лает, шумно принюхивается... Испуганный его внезапным появлением и громкими воплями, Вояка обезумевшей молнией метнулся в сторону, и в тот же миг раздался грубый человеческий голос, и мирное море листвы, чуть колеблемой утренним ветерком, встревожил оглушительный грохот.

Тема Руси и Вояка ощутил: вокруг со свистом что-то пронеслось, как будто собака напустила на него стаю разозленных шершней и они мгновенным шквалом промчались мимо.

Кисточки на ушах Вояки взъерошились, хвост задрался на спину; от гнева и страха он защелкал зубами и помчался стрелой, во весь дух перескакивал с ветки на ветку, штопором вился по стволам, перелетал все дальше, выше, вверх, вниз, вбок, удирал сломя голову, неправдоподобными прыжками: он сбивал со следа врага, который так напугал его громким лаем и грозился настичь опасным свистом... Ведь Вояка видел только пса и, вполне естественно и логично, ему одному приписал и гром выстрела и свист хлестнувшего в листве свинца.

Он хотел бежать — и не видел опасности. Он не понимал, что с ним творится, тоскливо ему стало, что-то он чуял грозное, и все же не мог оторваться от странного зрелища, не мог отвести глаз, будто его заворожила эта круглая черная дырка, ее немигающий взгляд.

Все пристальней он смотрел, все тревожней высовывал вперед голову, притянутый бездной этого пустого взгляда и горящим человечьим глазом, который словно придавил его. Мои раздумья где вы, полные кладовые, где вы, желтые лесные орехи, налитое зерно буковых орешков, мирные зимние дни в уютном тепле, в спокойном, надежном жилище высоко над землей!

Вояка чувствует голова его отяжелела и ничего не соображает. Надо бежать, бежать! Вот сейчас он стряхнет колдовство, шевельнется, кинется прочь. Поздно! Из пустого глаза рванулась огромная красная молния, безмерное, безумное удивление пронзило маленькую лобастую голову, хлестнуло по горячему сердцу под белой шерсткой па груди злосчастного зверька. Он подпрыгнул и кубарем скатился наземь, все еще сжимая в зубах круглое желтое ядро ореха маленькие челюсти стиснули эту добычу еще крепче, сведенные последним, всепоглощающим изумлением смерти.


 



  •  
         
    Администратор сайта - info@kinobox.ru